ТАТАРСКАЯ ИСТОРИЯ на Самарской Луке

В Самарском крае есть удивительно красивое, своеобразное и таинственное место, называется оно Самарская Лука. Это полуостров, образованный глубоким изгибом Волги — около двухсот километров в ее среднем течении. На нем раскинулись леса и горы, бездонные озера, чистые родники, быстротечные реки, глубокие ущелья. Знаменитые Жигулевские горы тоже расположены здесь. Ученые утверждают, что полуостров и горы существовали еще в ледниковый период, добравшись до этих мест, ледник каким-то чудом остановился. Именно поэтому только здесь можно обнаружить самых диковинных животных и растения, которых нигде в мире больше не существует. Они занесены в Красную Книгу и охраняются в заповедниках. Полуостров совсем невелик: с севера на юг он протянулся на 33 километра, с запада на восток – на 60 километров, самый узкий пролив составляет 2 километра…

Население Самарской Луки немногочисленно, на полуострове всего один город и около десятка сел. Жигулевск был построен только около 60 лет назад, во время возведения Куйбышевской ГЭС. А ведь были времена, когда полуостров в буквальном смысле процветал! История еще помнит, как тысячу лет тому назад в этих местах величаво стояли булгарские городища, татарские города. Здесь и поныне сохранились места древних курганов и городов. Самарская Лука, объятая полноводной Волгой, хранит память о наших предках — скифских и сарматских племенах, а также тюркских гуннах, хазарах, булгарах, помнит она и периоды Золотой Орды, Казанского ханства, за­воевания русских, нашествие Ермака, народные восстания Степана Разина и Пугачева…

Изученный в некоторой степени учеными Булгарский период Самарской Луки говорит о булгарах как о совершенно отдельном народе, не имевшим отношение к нынешним татарам. В истории Самарской Луки трудно найти сведения о татарах, будто бы они и не имеют к этой местности совсем никакого отношения. Более того, есть все основания полагать, что и добулгарский, и после-булгарский период истории Самарской Луки остается неизученным именно в связи с татарским следом. Несмотря на это, укрепилась версия о том, что в 1236 году булгары были уничтожены вследствие нашествия татар, в результате чего следы обоих народов здесь теряются. Однако эта версия не имеет исторической подлинности, так как доподлинно известно, что после объединения с татарами Булгары и другие города лишь вступают в фазу своего расцвета. То же самое можно сказать и о Муромском городке, являвшимся тогда столицей края на Самарской Луке: в 1236 году город вовсе не пришел в упадок, как об этом сказано в некоторых статьях, а, напротив — продолжил свое существование даже в периоды Золотоордынского и Казан­ского ханств. И жили в нём… ТАТАРЫ! В поисках этой исторической правды мне в последние годы пришлось побывать в Казани, Самаре, Жигулевске, поработать во многих архивах и библиотеках, ознакомиться с очень редкими и ценными материалами.

В конце концов, я нашла, что так упорно искала: на Самарской Луке, Муромском городке даже в период Казанского ханства жили татары! Об этом еще в середине 18 века писал академик Иван Лепехин. 23-24 мая 1769 года при изучении руин у села Валы он писал:

«…Кем укреплено сие место, запод-линно сказать не можно. Старожилые из предания объявляют, что тут до взятия Казани обитали Татара, а по взятия оные место сие оставили…» (Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства 1768 и 1769 году. — Санкт-Петербург, при Императорской Академии наук. 1771, стр. 337.)

Но ученые более позднего периода слово «татары» заменили словом «люди», в итоге получилось, что в Муромском городке близ села Валы наш народ проживал лишь в период Бул-гарского государства. По утверждению большинства историков, якобы после монголо-татарского нашествия в 1236 году Муромский городок был уничтожен и больше не восстанавливался.

Почему же современные ученые оставили без внимания слова академика Лепехина о татарах, более того, слово «татары» было заменено словом «люди»? По нашему мнению, всех удов­летворяла версия об уничтожении татарами-монголами древних булгар и их городов. Этим утверждением историки убили двух зайцев: во-первых, татаро-монгольским племенам было поставлено клеймо разрушителей, уничтожителей булгарских племен. Во-вторых, они скрыли факт господства татар на Самарской Луке и Муромском городке даже в период Казанского ханства. Для чего это нужно? Да потому что, если, соглашаясь с Лепехиным, писать о проживании татар на Самарской Луке и в Муромском городке в период Казанского ханства, то следом придется объяснять и причину их исчезновения.

Некоторые краеведы, в большей части конечно татары, всё же пишут о существовании жизни в Муромском городке и после 1236 года. «Разрушенный во время монгольского нашествия в се­редине 1236 года Муромский городок не прекратил существование, однако роли важного экономического и общественного центра, как прежде, уже не играл», — пишут они. (Шамиль Галимов. Счастье жить на земле предков. //Самар татарлары, 2012, №1, декабрь, стр.8.). Автор, основываясь на трудах Лепехина, утверждает о проживании здесь людей (татар. — Ф.Б.) до середины 16 века. Далее следы татар теряются…

Руины Муромского городка изучаются современными учеными и сегодня, но более-менее археологически изученной на сегодняшний день остается лишь одна десятая часть его территории. Остаются неизвестными места расположения прежней Соборной мечети и других мечетей-медресе, которых в Муромском городке было немало. Основная же цель нашей статьи — доказать богатую историю тюрко-татар на Самарской Луке, в том числе Муромском городке, и их проживание здесь до начала 17 века. Мы постараемся сделать это, основываясь на трудах ученых и краеведов, работавших здесь до нас.

Изучение Самарской Луки и руин Муромского городка началось с Ивана Лепехина в середине 18 века, далее это дело продолжил Петер Паллас, в 19 веке в изучении края приложил большие уси­лия государственный и общественный деятель Владимир Поливанов. Удивительно, но в трудах этих ученых слово «татары» не сокрыто. По их собственным утверждениям, они наиболее до­стоверно пытались раскрыть подлинную историю Самарской Луки. Историки, работавшие после вышеназванных ученых, руководствовались в основном трудами своих предшественников, однако факты и суждения о татарах в них уже не встречаются.

В самом начале хочу внести ясность в географические названия. В середине 18 века в научной литературе не существовало терминов «Самарская Лука», «Муромский городок», «Жигулевские горы». Самарскую Луку называли «Остров» или «Островок». А руины Муромского городка изучались в связи с близлежащим селом Валы. Историки пишут, что название «Муром» связано с одноименным племенем, когда-то населявшим эти места. Существуют еще варианты «Мауремане», «Мурмани», «Муран». Может быть, это самоназвания древних буртас-мишар. А татары же Жигулевские горы называют «Уртэбэ», расположенный недалеко Царев курган — Сары Олы Тау (Большая Желтая Гора). По историческим данным, там похоронен великий татарский правитель Ма-маон. И у Муромского городка (ныне на татарском языке звучит «Мурмэн») есть вариант «Мэрж;эн», но и это до конца не выяснено.

Иван Лепехин древние руины у села Валы «Муромским городком» не называет, а говорит об этом в разделе «Древнее при селе Валах укрепления»: «Село Валы наименование свое имеет от древнего укрепленного места, — пишет он. — Оно находится верстах в трех между оным селом и селом Жигули-хою». Он побывал также в селе Касты-чи, расположенном в 20 верстах от села Печерское, и записал: «Село Кастычи весьма пространно, и живут в нем государственные крестьяне; а в старину сие место принадлежало Волжским нагорным Татарам. Татарские обиталища видны еще и по сие время остатки, которые состоят из каменных разваливавшихся стен. Числом их только три», — пишет он. Значит, были у татар свои крепости и здесь.

Петер Паллас место древнего городища близ села Валы назвал «татарским шанцом». Он обратил внимание на два кургана близ села Севрюкова на Самарской Луке, где языческие чуваши, и выдвинул предположение о возможном захоронении там татар.

Но ученым, наиболее досконально изучившим Самарскую Луку и связанную с ней татарскую исто­рию, несомненно, является археолог и краевед Владимир Николаевич Поливанов. В 1900 году был опубликован его труд «Археологическая карта Симбирской губернии», в которой содержится подробное описание мест древних городищ, пристанищ, курганов, рвов, пещер, а также ценных находок, найденных в Симбирском, Сенгилском, Сызрань-ском, Буинском, Алатырском, Ардат-ском и Курмышском уездах. Именно он вводит в обиход название «Муромский городок», относя его местам близ Волги, что создает впечатление о существовании здесь целых двух древних городов. Поливанов, как и Лепехин, отмечал, что в древнем городке близ сел Валы и Жигули в период Казанского ханства проживали татары: «Местные старожилы по преданию передают, что на этом месте, около сел Жигулихи и Валов, до взятия Казани жили татары, которые после падения Казанского царства куда-то ушли», — пишет он.

Эти сведения для нас чрезвычайно важны, так как булгаро-монголо-татар-ская битва за Муромский городок все эти годы оставалась в центре внимания русско-татарских (булгарских) историков, а версия о том, что жизнь после этой битвы в этих краях остановилась до последнего времени оставалась основной. «В 1236 году Муромский городок на Самарской Луке разделил трагическую участь других городов Волжской Булгарии, — пишут они. — Он был полностью разрушен и сожжен войсками Бату-хана… Вместе с древним булгарским городом были стерты с лица земли и все окрестные села. После этой трагедии Муромский городок уже не возродился. Чудом уцелевшая часть местного населения покинула Самарскую Луку и расселилась в других местах». (Дмитрий Сташенков. Трагедия древнего города // Наследие Волжских булгар. — Казань-Самара, 2013, стр.136-137.).

Археолог Анна Кочкина, долгие годы ведущая раскопки в Муромском городке, утверждает то же самое. «Со времен монгольского нашествия в районе Муромского городища никто не жил», — пи­шет она. (Наследие Волжских булгар…, стр.137.). Парадокс заключается в том, что, несмотря на то, что все эти ученые и историки, знакомые с вышеупомянутыми трудами Лепехина и Поливанова, ни при каких обстоятельствах не хотят признавать факт проживания здесь ТАТАР в период Казанского ханства и, напротив, -всячески культивируют теорию об опустошении и исчезновении города с их приходом. Почему так? Вопрос остается открытым.

При изучении научных материалов о Муромском городке я обнаружила еще одну нестыковку. Так, В. Поливанов пишет о существовании близ села Валы одного древнего городища, а недалеко от Волги — другого, под названием Муромский городок. «Село Валы получило свое название от древнего укрепленного места, которое находится между названным селом и селом Жегулихою, — пишет он. — В северо-восточной стороне от села Валов тянутся Яблонные волжские горы, параллельно с которыми идет глубокий буерак. К этому буераку примыкает городок четырехугольной формы, длиною 200 сажен и шириною около 100 сажен. Городок окружен с северо-западной и юго-восточной стороны тоже оврагами, а с южной стороны, обращенной к селу Валы, — тремя высокими валами с глубокими рвами. Из них средний вал всех выше. Валы проведены не по прямой линии, а полукругом. Овраги, с которыми соединяются валы, продолжаются далее до Волги верст на десять, где и оканчиваются также городком, названным местными жителями «Муромским». Этот городок расположен недалеко от Волги на одной из Яблоновых гор».

По утверждению Поливанова, близ Валов находилось место одного древнего городища, а другой город располагался на берегу Волги и назывался он «Муромский городок». Выходит, руины у села Валы, изучаемые учеными под тем же названием-«Муромский», являются руинами совсем другого городища. Так следует ли искать настоящий «Муромский» у берегов Волги? Возможно ли, что Муранское захоронение или остатки города Междуреченска в былые времена назывались «Муромским городком»?

В этом труде Поливанов описал историческое местонахождение многих сел Самарской Луки. Ученый подробно остановился на могильнике села Му-ранка, расположенного на берегу реки Уса. По приказу Императорской Археологической комиссии он сам руководил этими археологическими раскопками. Часть 700 могил, относящихся к 14 веку, то есть к Золотоордынскому периоду, принадлежат мусульманам-татарам. В могиле, где был похоронен всадник с конем, нашли татарские монеты. В других погребениях также обнаружили много татарских монет. В 1889 году не­далеко от Муранского могильника был обнаружен надмогильный камень с арабской надписью. По мнению автора, некогда на этом месте стоял городище площадью в 70 десятин.

«На поверхности этой площади встречается немало черепков глиняной обожженной посуды с рисунками, железной гари, прясел, кусков кирпича, — пишет Поливанов. — В большом числе попадаются также татарские монеты XIV века. Здесь на середине острова находилось небольшое каменное здание неопределенного назначения, с каменным полом и такими же из дикаря стенами, плотно сложенными на извести». Поливанов пишет и об обнаруженном квадратном «татарском кирпиче» как из Сарая, и о минарете мечети, которая, по словам местного населения, еще недавно стояла здесь. «За селом Подгоры в долине, называемой «Мордовская поляна», есть признаки городка, имеющего в окружности 160 сажень, — пишет он. — В этом городке в 1895 году было най­дено 120 татарских золотоордынских серебряных монет XIII и XIV веков». Изучая горы и пещеры у села Переволок, Поливанов называет найденные здесь древние руины Татарским городищем. «В переписных и межевых книгах по Самарскому уезду 1672 года описанное укрепленное место называлось Татарским городищем», — пишет он.

Поливанов также побывал в селе Кастычи и описал древнюю татарскую крепость. «Среди села Старых Костычей на площади, где ныне стоит церковь, видны следы бывшего здесь некогда татар­ского каменнаго укрепления, — пишет он. — В старину место это принадлежало волжским нагорным татарам.» Поливанов также сообщает, что совсем недалеко от этого села расположен и татарский могильник.

Основываясь на трудах ученых прошлого века, современные краеведы пишут и о нахождении на Самарской Луке летних станов Золотоордынских ханов. «Некоторые исследователи (например, М.Иванин, 1875) указывают, что здесь была летняя ставка ханов Золотой Орды, «паслись бесчисленные стада, и кочевало множество народу», — пишут они. (И. Павлович, О. Ратник. Тайны и легенды волжских подземелий. — Самара, 2003). Здесь речь идет о труде М.И. Иванина «О состоянии военного искусства у среднеазиатских народов при Тамерлане», напечатанном в 1875 году.

Как мы видим, ученые 18-19 вв. в освещении истории татар на Самарской Луке своим пристрастием в суждениях и сокрытием нежелательного очевидного тогда ещё не славились. Ведь тогда ещё история писалась такой, какой она была и ещё не «было принято» называть «татар» «булгарами». В 20 же веке, особенно в советский период, тема истории татар на Самарской Луке сделалась не актуальной, а ворошащее прошлое слово «татары» повсеместно и преднамеренно заменилось на «булгар». И, хотя, исторических и археологических памятников Булгарской и Золотоордынской эпох здесь поровну — по 50 на обоих, недостаточную изученность татарской истории на Самарской Луке современные ученые объясняют тем что, эти места около двух веков оставались заброшенными:

Новая история Самарской Луки для «новоиспеченных» историков начинается приблизительно с середины 16 века — т.е. с падения Казанского ханства и связанного с этим переселения на полу­остров русских. В этой «новой» истории татар просто нет, история начинается булгарами и заканчивается русскими, огромнейший же пласт посередине -татарская история полуострова просто отсутствует, что, конечно же, неверно.

Неверно и то, что Самарская Лука якобы пустовала целых два столетия в ожидании заселения русскими. Жизнь на полуострове продолжалась всегда. И если в период Казанского ханства татары здесь процветали, строя целые городища, что отмечено как у Лепехина, так и у Поли­ванова, то даже с падением Казанского ханства народ отсюда никуда сразу не исчез.

Другим краеведом, написавшим в 1930-1950 гг. весьма популярные в народе книги о Самарской Луке стал М.А. Емельянов. В наших руках две его научно-популярные книги — «Жигули и кругосветка (Куйбышев, 1938) и «Самарская Лука и Жигули» (Куйбышев, 1955). Особого внимания заслуживает описание им жизни на Самарской Луке после завоевания полуострова русскими. Пытаясь обойти стороной татаро-булгарскую историю изучаемого им края, М. А. Емельянов в самом начале своего исследования пытается пойти другой тропою, которая при описании самого Муромского городка всё же выводит его на татаро-булгарский след. «Раскопки, произведенные в 1929 году, показали, что городок этот относится к типу булгарских городов XIII века», — пишет он.

В обеих своих книгах М. А. Емельянов указывает на существование некогда в центре Муромского городка кремля, говорит о существовании здесь как каменных зданий, а также глиняных и деревянных построек. «Муромский городок погиб около 700 лет назад, при движении татар на запад, разоривших до основания булгарское царство», -пишет он. Неужели М. А. Емельянов совсем не был знаком с трудами Лепехина и Поливанова, которые писали о проживании татар на этой территории ещё в период Казанского ханства?!

Возникновение села Валы автор связывает с монахами. «С 1660 года Самарская Лука переходит во владения монастыря Саввы Сторожевского, после чего начинается усиленная колонизация ее, — пишет он. — …Основания Валов связано с периодом пребывания на Самарском Луке монахов Саввинского монастыря, которые здесь имели свою вотчину». Опираясь на данные Усольской летописи, М. А. Емельянов делает заключение, что село Валы основали люди, прибывшие со стороны Малыкла, но, по нашему мнению, к их приходу здесь уже проживали татары — переселенцы из Муромского городка. Древнее городище близ чувашского села Кармалы, которое нынче известно больше как Кармалинское городище, М. А. Емельянов относит к булгарскому периоду и приводит его старинное название — «Хуладу».

Из труда М.А. Емельянова можно почерпнуть достаточно информации о жизни на Самарской Луке после завоевания полуострова русскими. Так, мы узнаем, что уже в 1557 году сюда был направлен отряд атамана Ляпуна Филимонова, якобы таким образом Иван Грозный пытался обезопасить здешних ногайцев! Этому, однако, не верит и сам автор: «Конечно, русскому царю хотелось не столько оберегать ногаев, сколько закрепить за собою захваченные в Поволжье земли, — пишет он. — В 1614 году сюда был отправлен отряд в 500 стрельцов, с наказом построить укрепленный пункт в том месте, «где переволочатся с Волги на Усу-реку».

На месте нынешнего города Жигулевска раньше было расположено село Моркваши. В трудах Палласа оно упоминается как Маркауш. По мнению ученых, этот населенный пункт тоже имеет корни булгарской эпохи, а наименование Моркваши оно получило еще в 17 веке. «По преданиям, Моркваши основаны булгарами еще в XIII веке, — пишет Емельянов. — Исторические данные под­тверждают, что село Моркваши известно под этим названием с XVII века».

В первой книге М.А. Емельянова имеются записи о существовании на Самарской Луке Ханского оврага и пробивающегося из него Ханского источника. Выходит, здесь также жили и ханы? Во второй его книге также содержится информация, касающаяся истории татар. Автор отмечает, что ещё в 9 веке Самарская Лука полностью принадлежит древним булгарам: «В I Х- XIII веках Самарская Лука входила в Болгарское царство, что подтверждается открытием археологической экспедиции под руководством профессора В.В. Гольмстен в 1923, 1928 и 1929 годах остатков ряда поселений, относящихся к этому периоду: на Лысой горе — у села Морквашей; на Белой горе — у села Подгор; на горе Ош Панда Нерь — у села Шелехмети».

Емельянов пытается дать объяснение происхождению названия «Муромский городок», связывая его с русским мифическим героем Ильей Муромцем. «В период Болгарского царства самым крупным центральным поселением на Самарской Луке был Муромский городок, — пишет он. — … Легенда, рассказываемая местным населением о том, что русский богатырь Илья Муромец в бит­вах уничтожил здесь целый татарский город, видимо, и послужила основанием к наименованию городка».

Если читатель обратил внимание -речь идет об уничтожении русским богатырем ТАТАРСКОГО города, и ни о булгарах, и ни монголах речи нет! Следует полагать, что в основе данного факта может скрываться и истина, иначе в народном фольклоре бы ей не ужиться …

М.А. Емельянов подробно останавливается на описании Муромского городка:

«Площадь городка по окружности была около восьми километров, — На плане он имел форму овала, длинная ось которого превышала три километра… В центре городка находилась крепость- кремль с внутренним валом. Во время своего рассвета городок имел каменные здания довольно сложной архитектуры, постройки общественного значения». Далее автор подробно перечисляет местные находки, сообщает о том, что городское население вело добротную оседлую жизнь. И, конечно же, причиной разрушения этой счастливой жизни он называет … татар-монгол. «Случилось это в 1236 году, — пишет он. — Огромные орды татаро-монгольских племен под предводительством внука Чингисхана Батыя двигались из Азии в Европу. На своем пути они опустошали земли, грабили и сжигали города и села. Мужчин уничтожали, женщин и детей забирали в плен. Это было страшное нашествие. Все Болгарское царство подверглось разорению и опустошению. После разгрома Болгарии татаро-монголы напали на Русь. Образовали в Восточной Европе так называемую Золотую Орду. Двести сорок лет длилось ненавистное татаро-монгольское иго».

Именно такая лживая история о татарах преподается и изучается повсюду: тысячу лет назад на Самарской Луке жили булгары, но с пришествием и завоеванием этих земель дикими татаро-монголами и сами булгары, и их города были стерты с лица земли вместе со всей их тысячелетней историей. Но у любого, мало-мальски рассуждающего человека должен возникнуть вопрос: кем же тогда являются проживающие сегодня в Самарском крае татары — неужели более поздними переселенцами? Но ведь они утверждают, что являются потомками древних булгар. А раз потомки — значит, булгары тогда не исчезли, а сохранились и продолжили свое существование но уже как «татары»… Как бы там ни было, говорить об этом с татарами, называющими себя булгарами, и, тем более с русскими -бесполезно, так как и те, и другие ненавидят исторических татаро-монгол просто по определению… Именно поэтому Золотоордынский и Казанский период истории Самарской Луки и Муромского городка остается искусственно не изучаемым, а татаро-монгольские завоевания и исторические татары везде здесь упоминаются лишь в негативном свете.

М.А. Емельянов при описании села Валы, что близ руин Муромского городка ссылается на результаты самых последних исследований. В частности, он обращается к книге Д. Н. Садовникова, выпущенной в 1872 году: «В своих путевых очерках 1872 года «Жигули и Усолье на Волги» Д.Н.Садовников так описывает эти места: «Окружность татарского укрепления, лежащего вправо от большой дороги (если ехать из Валов в Жи-гулиху) — в несколько верст… В народе прежними обитателями слывут и татары и разбойники…»

Значит, ещё в конце 19 века, когда Садовников работал над этой книгой, древние руины близ села Валы называли «татарским укреплением», а относительно того, что и раньше здесь жили именно татары, никто тогда не сомневался. Однако в советский период стала всячески продвигаться булгарская версия истории Самарской Луки, что вычеркнуло татар из доброй истории городища навсегда…

В свое время написала статью о Царевом кургане. Большинство ученых связывают его историю с булгарской и татарской историей, однако мало кто пытается хоть как-то докопаться до истины. Сегодня же этот исторический памятник превратился в место поклонения русских: на вершине кургана сегодня — крест, у подножья — часовня, и ничем татарским здесь нынче даже не пахнет. Я неоднократно убеждалась в чуждости и ненужности здесь татарской истории. И сами татары ведут себя странно: прикрываясь булгарским знаменем, пытаются принизить прошлое своих исторических предков. Учеными не изучается ни Золотоордынский, ни Казанский период Самарской Луки… так как это — ТАТАРСКАЯ история. И основная версия истории здесь такова: булгарские города и самих булгар уничтожили татаро-монгольские нашествия. Что касается потомков булгар — татар, живших здесь до самого падения Казанского ханства — их места в истории никто даже и не отслеживает.

Жизнь в Самарском крае, на Самарской Луке в частности и во всем Поволжье в общем, находилась на пике своего расцвета именно в Золотоордынскую эпоху, а в период Казанского ханства продолжала свое процветающее существование. А с середины XVI века начинается новый этап в истории Среднего Поволжья — в составе Русского государства». Татары и татарская жизнь на Самарской Луке процветали вплоть до самого взятия последних татарских государств в Поволжье — Казанского и Астраханского ханств и последовавшего за этим нашествием русских!

Следует отметить также и то, что Самарская Лука и Муромский городок, нашими казанскими учеными и столичными булгаристами специально не изучаются, представляя и для тех, и для других исключительно теоретический интерес. Земля древнего городища сегодня принадлежит национальному парку «Самарская Лука», а также близлежащим селам, что, тем не менее, не мешает «черным копателям» вести здесь свои исследования и свой бизнес. Правда, самарские археологи тоже ведут раскопки, но и они не могут противостоять давлению и нападкам извне.

Жигулевский городской краеведческий музей вышел с инициативой о создании на территории исторического Муромского городка музея под открытым небом. Научно-практический семинар «Музей под открытом небом на территории «Муромского городка», в котором я тоже участвовала, прошел 9 июня 2013 года в здании краеведческого музея г. Жигулевска. Также присутствовали и выступили: кандидат исторических наук, заведующая археологическим отделом Самарского областного музея, археолог, более 20 лет ведущая раскопки на месте Муромского городка и написавшая на эту тему десятки научных трудов Анна Кочкина (Самара); директор краеведческого музея г. Жигулевска Светлана Игошина; представитель Жигулевского городского округа, исполняющий обязанности заведующего отделом культуры, наш соотечественник Марат Расулев; кандидат биологических наук, президент организации «Парквей», оказывающей помощь национальным паркам Юрий Рощевскии (Тольятти); кандидат исторических наук, доцент Российского государственного университета туризма и сервиса Михаил Кржижевский (Самара); председатель историко-культурного фонда «Булгарское наследие», известный бизнесмен Гумер Батыршин (Самара); президент татарского общества «Туган тел» Самарской области, доктор экономических наук, профессор, банкир Ильяс Шакуров (Самара); председатель татарской национально-культурной автономии г. Тольятти, предприниматель Рауф Кирасиров; председатель татарской национально-культурной автономии г. Жигулевск Ирек Шарафутдинов и другие.

В своем выступлении я высказала пожелание, чтобы на эту тему было написано как можно больше художественных произведений и научно-популярных трудов, дабы народ лучше знал свою древнюю историю.

Выступающие на семинаре совершенно не коснулись татарской темы, но обойти булгар все же не смогли. К теме мусульманства все подошли крайне осторожно. Выступая, Юрий Рощевскии призвал к созданию в Муромском городке музея под открытым небом без причинения урона природному ландшафту и окружающей среде. Он также озвучил одну достойную вни мания мысль, но, к сожа лению, не стал её раз вивать. Историк Анна Кочкина сетовала на отсутствие на Самар­ской Луке системы исторических заповедников, выразила крайнее недовольство «черными копа­телями», подчеркнув незащищенность и особую уязвимость этих мест. Анна Кочкина добавила, что на сегодня в Самарской области нет ни одного специалиста, способного работать по тематике Волжской Булгарии.

Бизнесмены и общественные деятели Гумер Батыршин и Ильяс Шакуров выразили готовность оказать проекту Муромского городка материальную поддержку, а также организацию грантов для желающих вести здесь исследования. Одним из обязательных условий для соискателя гранта должна быть булга ро-татарская тематика его исследований, мусульманские признаки в которых должны находить свое самое прямое отражение. Далее татарская общественность Самары сделала обращение к руководству Татарстана, институту истории им. Ш. Марджани, а также к мест­ным руководителям оказать содействие при создании проекта Муромского городка. Подтверждая их слова, историк Михаил Кржижевский высказался о необходимости обращения внимания к этническому туризму. После показа презентации на тему «Музеи под открытым небом», директор музея Светлана Игошина обратилась к татарам: «Ваше стремление к глубокому изучению своей истории, бережное отношение к ней достойны восхищения».

Затем участники семинара и гости посетили место Муромского городка, расположенного недалеко от Жигулевска. Разговор продолжился и здесь, а закончился он традиционным пловом с чаем.

…На Самарской Луке я жила на расположенных чуть поодаль от Жигулевска Яблоновых горах, у Илгизы апа Фат-хетдиновой. Верующая мусульманка, совершающая намаз, она очень гостеприимно и тепло приняла меня, пусть Аллах вознаградит ее за это! Из окон с пятого этажа открывается пре­красный вид на горы, а там липы в цвету, день и ночь щебечут птицы. Невыразимая первозданная красота, чистота, блаженство. По словам местных жителей, здесь, над Волгой, летом можно наблюдать удивительное явление — мираж. Оказывается, это-отражение белокаменного городища, расположенного на зеленом острове и окруженного горами… Круглый город окружен белыми каменными стенами, в центре города — роскошные дворцы и Соборная мечеть, возвышающаяся до небес. Город целиком в минаретах со сверкающими полумесяцами… Качаясь на волнах миража, они рассыпают по голубой глади Волги свои изумрудные лучи. На окраине города расположились высокие каменные дома, но они пусты, там никто не живет, город мертв…

Этот безымянный, безлюдный, бездыханный город — булгаро-татарский Муромский городок, который из исторического превратился в город-мираж, город-призрак.

Это величавое и жутковатое явление, появившееся над Волгой, у Самарской Луки, — мираж, призрак великой истории татар.

Но эта история — наше прошлое, наша жизнь. И она займет свое достойное место в истории будущего, Иншаллах! И мы, татары, ради этого сделаем все!

Фаузия БАЙРАМОВА,
писатель, кандидат исторических наук.

Журнал «Самарские татары»